Криминальная репутация

Лидерство бывает не только созидательным, но и разрушительным. Вред бизнесу могут нанести некомпетентность топ-менеджмента, некорректное выполнение стратегии развития, отсутствие должного внимания к рыночным изменениям и т.д. 

Одним из факторов, способных критически повлиять на будущее компании, является грубое нарушение закона и мошенничество. Вспомним о громких случаях репутационных кризисов, возникших из-за незаконных действий топ-менеджеров. 

«Развод» по-итальянски

Имя Калисто Танци, основателя компании Parmalat, известно во всей Италии. Получив в наследство мясоперерабатывающий завод, он быстро перепрофилировал деятельность своего предприятия и начал пастеризацию молока. Продукт стремительно распространился по торговым сетям ближайшего крупного города Пармы и всей провинции. Вскоре к названию города добавилось слово «latte» (итал. – «молоко»), что и дало название будущему гиганту пищевой промышленности.

В 1963 году Parmalat становится первым в Италии брендированным молоком. Помимо этого, конкурентные преимущества продукта заключались в технологических инновациях. Наиболее весомым из них стал новый – ультра горячий — способ обработки молока (UHT). Инновации также заключались в использовании новой упаковки, ставшей известной в будущем под названием Tetra Pak.

Менее чем за 50 лет своей деятельности Parmalat становится крупным игроком не только на итальянском, но и на европейском рынке молочных продуктов.

Дальнейшей стратегической задачей топ-менеджмента стал выход на зарубежные рынки. Лучшим способом для ее реализации Parmalat считал покупку конкурентов. Говоря о развитии итальянского производителя, авторитетное издание Forbes писало: «За 40 лет управления компанией Танци сделал более 100 покупок других компаний, заняв для этого миллиарды долларов».

Стремительное развитие итальянского гиганта было остановлено в один миг разразившимся скандалом, ставшим крупнейшим за последнее десятилетие в Европе. За несколько дней некогда авторитетный производитель молочных продуктов стал банкротом, а его руководство было уличено в крупных финансовых махинациях.

Предвестником начинающейся бури стала невозможность Parmalat в декабре 2003 года оперативно погасить задолженность в €150 млн при том, что согласно финансовому отчету она обладала свободными средствами в размере €4,2 млрд. Спустя короткое время компания огласила о потере €500 млн, вложенных в некий оффшорный фонд Epicurum.

Последним фактом, подтвердившим сомнения в финансовой состоятельности компании, стал отказ Bank of America принять документ оффшорной компании Bonlat Financing Corp, входившей в холдинг Parmalat, согласно которому она располагает активами в €3,95 млрд. Спустя шесть дней итальянский гигант подает заявление о регистрации банкротства. Его акции, мгновенно потерявшие 90% своей стоимости, на неопределенный срок снимаются с котировок на Миланской бирже.

Расследование уголовного дела, связанного с Parmalat, приводит к аресту его основателя и руководителя Калисто Танци, обвиненного в махинациях и предоставлении ложных сведений о финансовом состоянии фирмы. Сразу после ареста Танци признал факт растраты на протяжении восьми лет €700 млн. Под карающий меч Фемиды, помимо топ-менеджмента компании, попали бывший председатель аудиторской компании Grant Thornton SpA, обслуживавшей Parmalat, Лоренцо Пенка, глава венесуэльского подразделения Parmalat Джованни Боничи, ответственный за ее деятельность на Каймановых островах. Под следствием оказалось 25 человек, в их числе двое сотрудников Deloitte & Touche, а также представитель Bank of America, ставший в середине 2003 года консультантом в Parmalat.

По мнению итальянских следователей, руководители компании создали целую схему финансового мошенничества. Путем взаимного кредитования подразделений компаний, в частности, ее финансовых «дочек», зарегистрированных в оффшорных зонах, им удалось раздуть активы фирмы.

Иранский капкан

В средине 2004 года группа компаний Statoil, норвежский лидер добычи нефти и газа, оказалась в центре громкого скандала. Правоохранительные органы Норвегии и США начали расследование, подозревая высший менеджмент компании в даче крупной взятки.

Statoil ASA, крупнейшая нефтяная компания на севере Европы и одна из крупнейших в мире, начала свою деятельность в 1972 году. Решение об ее основании было принято норвежским парламентом.

Спустя два года компания получила возможность разработки крупнейшего месторождения в Северном море. В 1975 году Statoil начал добычу нефти и газа, экспортируя «черное золото» по своему первому подводному трубопроводу Norpipe, достигшего берегов Великобритании. В 1986 году система трубопроводов Statpipe стала транспортировать добываемый газ из района Северного моря на материк.

В начале 90-ых Statoil стал активно выходить на международную арену, начав сотрудничество с другим гигантом – British Petroleum. В то же время Statoil совместно с Neste Chemicals образует нефтеперерабатывающую группу Borealis. Сегодня Statoil обеспечивает около 60% шельфовой добычи углеводородов Норвегии. Также добыча сырья ведётся в Алжире, Анголе, Азербайджане, Бразилии, Китае, Иране, Ливии, Нигерии, США и Венесуэле. Statoil является участником нескольких трубопроводных проектов, среди которых нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан.

В начале 2000-х руководство компании поставило задачу на протяжении семи лет увеличить втрое добычу зарубежной добычи нефти и газа. Для этих целей было выделено более 43 млрд крон инвестиций в Венесуэлу, Анголу, Алжир, Иран — страны, часто обвиняемые в ограничении свободы слова и высоком уровне коррупции.

Наиболее перспективным из всех рассматриваемых регионов, как и ожидалось, оказался Иран. Страна с площадью в 1,65 млн кв. километров владеет 9% известных мировых запасов нефти, уступая пальму первенства лишь Саудовской Аравии. 

Первым шагом к перспективному сотрудничеству стала встреча вице-президента Statoil Ричарда Хуббарда и директора Национальной газовой компании Ирана Мехди Хашеми Рафсанджани. Как стало известно из пояснительного письма, написанного топ-менеджером Statoil два года спустя, на встрече речь шла не только об огромных перспективах сотрудничества между двумя компаниями. Представитель иранской стороны интересовался, не смогли бы норвежцы выделить дополнительные средства, не предусмотренные контрактом, для более быстрого и выгодного реализации их целей. В случае позитивного ответа Statoil мог беспрепятственно получить контракт на разработку перспективного месторождения Салман в Персидском заливе.

В начале 2002 года Мехди Хашеми предложил норвежскому коллеге свои услуги в качестве политического консультанта Statoil. Согласно документу, компания на протяжении 11 лет должна была выплатить $15 млн.

Тайные договоренности стали явными уже через несколько месяцев, когда аудиторы Statoil обнаружили, что компания менее чем за год заплатила $5,2 млн. – 30% суммы, указанной в контракте. Специалистов насторожил также тот факт, что средства переводились на счета в оффшорных зонах, как потом выяснилось, по настоянию иранских партнеров.

Президент Statoil Олаф Фьелл попытался взять ситуацию под контроль, огласив внутреннюю инспекцию всех финансовых транзакций с целью проверки их соответствия закону. Данным вопросом сразу заинтересовались не только внутренние службы. Национальное агентство по предотвращению экономических преступлений также начало изучение документов, касающихся 15-миллионного соглашения.

Олаф Фьелл сообщил журналистам о решении аннулировать скандальный контракт, заявив, что «Statoil не может подвергать сомнению свою приверженность высоким этическим нормам». 

Через неделю после экстренного заседания совета своих должностей лишились и Лейф Лоеддесоель, и Олаф Фьелл. А решение Комиссии по ценным бумагам США о начале расследования обстоятельств соглашения Statoil снова понизило цену акций норвежской компании.

Эффективные антикризисные меры, рост стоимости на нефть, прочные позиции на рынке позволили норвежскому гиганту избежать серьезных последствий и быстро восстановить свой статус-кво.

Крушение греческого мифа

Adelphia Communications, входившая в пятерку крупнейших компаний США, долгое время была примером успешности в бизнесе. Ее основатель Джон Ригас, грек по происхождению, вместе со своими сыновьями создал семейную компанию, обслуживающую 5 млн человек и предоставляющую услуги в сфере кабельного ТВ и доступа к широкополосному Интернету.

Но в один момент миф об устойчивости компании рухнул. Оказалось, что ее основатель и владелец использовал компанию, как «карманный» банк, из которого черпал средства на личные нужды.

Также Ригас активно использовал незаконные схемы для ухода от налогов и передавал контролирующим финансовым органам и акционерам недостоверную информацию о положении дел в компании.

В центре внимание оказался и крупный аудитор Deloitte, который не заметил, как топ-менеджеры вывели из публичной корпорации на счета аффилированных структур миллиарды долларов.

Желание основателя и руководителя Adelphia Communications Джона Ригаса использовать финансы компании как личную копилку разрушило одну из крупнейших корпораций Нового Света. Яркий пример успешного предпринимательства превратился в историю классического мошенничества. За несколько лет семья бизнесмена потратила $2,3 млрд корпоративных средств на личные нужды.

Компания не смогла восстановить свою репутацию, и в 2002 году была объявлена банкротом. Возвращение известного бренда на рынок произошло только спустя пять лет благодаря усилиям другого коммуникационного гиганта — Time Warner Cable.

Об известных бизнес-лидерах, уничтоживших репутацию своих компаний читайте здесь.

Выберите самый удобный способ получения информации от Reputation Capital Group. Блог:

Мы в FacebookLinkedIn, Twitter. Instagram, Telegram и YouTube.

Узнавайте первыми новости об управлении репутацией и получайте эксклюзивные материалы!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *