Корпоративная культура «двойных стандартов». Часть 1

Будучи ещё школьником, я мечтал стать путешественником, открывающим новые страны и новые культуры. Это представлялось мне весьма захватывающим мероприятием, полным приключений и открытий. Одно огорчение: в конце двадцатого века, как мне тогда казалось, все страны были открыты, все культуры описаны. Одним словом, делать нечего.

C течением времени моя мечта получила неожиданное выражение. Один из гуру менеджмента, пытаясь подобрать красивую метафору для описания сути корпоративной культуры, сравнил культуру крупной организации с культурой целой страны, с её традициями, мифами, ритуалами, правилами игры. Глубоко изучить культуру такой «страны — организации», по мнению все того же гуру, возможно только в том случае, если исследователь прожил в такой «организации» определённое время и ему удалось понять её дух, вжиться, стать своим. Только так становится возможным увидеть не ту культуру, которую хотят показать, а то, что есть на самом деле.

Отказаться от предложения пожить в такой «стране-компании» оказалось невозможным: приключений хватило, а часть из них стала поводом к написанию данной статьи. Дабы читатель смог представить суть царившей в этой организации культуры, сам текст статьи разбит на специально подобранные ситуации, дающие в полной мере представление о сущностных характеристиках определённой корпоративной культуры конкретной организации. Ситуации приведены в хронологической последовательности: с момента первого знакомства с новым местом работы и до момента «накрывания поляны» коллегам по случаю ухода из компании по собственному желанию. Несмотря на такое пессимистическое окончание истории, уверен, что читатель получит такое же удовольствие от прочитанного, какое получил автор от самого путешествия. Итак, в путь, господа.

Знакомство с компанией

Уверен, что каждый, заинтересованный в изучении менеджмента, хочет увидеть управление в действии, а не описание этого феномена в очередной умной книге. Ещё труднее представить себе отказ от предложения поработать в компании, в которой, по словам её сотрудников, был внедрён чуть ли не полный перечень управленческих ноу — хау: от системы стратегического планирования и CRM до системы управления корпоративной культурой. Под системой управления корпоративной культурой подразумевалось наличие практически всех общепринятых формальных её атрибутов: корпоративная символика и СМИ, формальные традиции, процедуры приёма \ адаптации сотрудников, системы оценки и аттестации и так далее и тому подобное. Для человека, живо интересующегося корпоративной культурой, ощутить на себе всю эту махину, а также оказаться причастным к её функционированию, было сильным соблазном, очень сильным.

Первая же встреча с будущим руководителем (и знакомство с офисом компании) только подтвердила образ продвинутой во всех отношениях компании. В процессе переговоров о переходе на новую работу я, заражённый (или тонко подогретый) позитивными эмоциями, практически сразу решился ринуться в бой. Тем более, что озвученные ожидания от работы выглядели просто блестяще: не только что-то исследовать, но и воплощать изученное в жизнь. На скромный первый вопрос, почему не удавалось до сих пор, исследовать и внедрять, был получен очень (подчёркиваю – очень) конструктивный ответ: дескать у человека, который сейчас занимается этой работой, исследовать то получается, а вот с внедрением пока туговато. И в этой части надежны только на меня.

Приём на работу

Не долго мучаясь процессом принятия верного решения я решился попробовать свои силы. Тем более, что общение с будущим руководителем уже состоялось. Было найдено очень приятное общее понимание как текущей ситуации, в которой мне предстояло работать, так и задач, которые мне необходимо было решать.

Вечный вопрос о заработной плате был удивительно быстро решён в мою пользу. Это обстоятельство хотя и настораживало, но не могло не радовать: казалось, наконец-то нашлась компания, способная ценить сотрудников не только на словах, но и подкрепляла своё отношение определёнными инвестициями. Нарисованное же руководителем моё будущее в компании приятно грело тщеславие и высокий уровень амбиций.

Иллюзия благополучности процесса быстра улетучилась: решение моего руководителя (далее по тексту шеф) со мной работать, которое было озвучено ещё при первой встрече, оказалось хотя и весьма важным фактором для приёма на работу, но, явно недостаточным. Необходимо было пройти ещё целый цикл собеседований. На чётвёртом раунде стало как-то грустно. В голове никак не укладывалась мысль: кому и для каких целей нужно такое их количество? И если я с таким трудом устраиваюсь на работу, то в случае моего желания уйти из компании, меня просто запрут в помещении и никуда не выпустят? Вопросы, наверное, риторические, не требующие ответа.

Как бы там не было, но все этапы собеседований были пройдены успешно. Мне дали один месяц на осмотр «поля боя», в течении которого я должен был принять для себя решение: смогу ли я выполнить те задачи, которые были сформулированы руководителем компании или это окажется мне не по силам. Приятно поражённый таким отношением к новому сотруднику я согласился попробовать и мы, в конце концов, назначали дату моего выхода на работу.

Первый рабочий день

Чем отличаются большие украинские компании от небольших? Ответ прост — пропускной системой. В некоторые компании даже при приложении серьёзных усилий так просто не попадёшь, как в прочем и не выйдешь. Хотя, как показала дальнейшая практика, такие серьёзные охранные системы оказываются нипочем для канадских торгующих компаний, чьих представителей можно встретить в таких местах, куда доступ закрыт даже для части сотрудников.

Я не владел искусством «канадских мальчиков», и так как мне пока не полагался пропуск во все офисы компании (она разместилась на нескольких этажах), я вынужден был получать обычный пропуск только на вход в здание под залог своего документа.

Как назло, в первый же рабочий день женщина, выдающая пропуски на входе, опоздала минут на десять. Из-за чего возле окошка для выдачи пропусков образовалась серьёзная очередь. Прекрасно понимая, что я опаздываю в свой первый рабочий день как минимум минут на двадцать, я стал несколько волноваться: как-то не очень красиво получалось. Мне дали ясно понять, что опаздывать на работу категорически запрещается и нужно прибыть в расположение рабочего места ровно в 9.00.

В дальнейшем мне стало ясно, что такая строгость в точности прихода на работу имеет и обратную сторону: что я буду делать в последующие 2-3 часа на работе мало кого интересовало. Главное – быть на рабочем месте в приказанное время. В последующие несколько рабочих недель я таки осознал, что можно просто прибыть вовремя на работу, а потом отбыть по своим делам, так как все равно до обеда тебя никто больше может и не потревожить.

Тем не менее, помня о строжайшей рекомендации быть вовремя, мне было крайне интересно, как же отнесутся к моему опозданию мои новые коллеги в мой первый рабочий день? Но, по прошествии нескольких минут с момента начала процесса выдачи пропусков, очередь странным образом растворилась, и я попал на работу всего лишь с 10-ти минутным опозданием.

Войдя в комнату, в которой мне предстояло работать в несколько напряжённом состоянии, я был радушно принят уже знакомым мне шефом. Только я попытался объяснить своё опоздание, как был корректно остановлен – дескать, какие мелочи. Главное процесс. И был тот час представлен всем, кто находился в помещении.

Среди представленных коллег оказался и мой, ещё более непосредственный руководитель (далее по тексту просто руководитель), заменить которого я должен был в скором времени. Невооруженным взглядом было видно, что моё появление его не только не обрадовало, а даже сильно удивило. Хотя, как мне тогда казалось, он должен был быть как минимум в курсе происходящего, не говоря уже о том, чтобы не удивляться моему появлению в компании.

Как бы там не было, мой шеф попросил моего руководителя ввести меня как можно быстрее в курс дела. Обрадованный такой оперативностью я начал искать глазами своё будущее рабочее место.

Но странное дело — оно как-то не просматривалось. Как, впрочем, не был виден и мой компьютер. Чем я буду, собственно, работать мне тоже было не совсем ясно. Озвученные мои сомнения были сходу разбиты моим шефом: «..эта ситуация временная и скоро она разрешится». И что, собственно, с моей стороны обращать внимание на такие мелочи (ничего себе мелочи, подумал я тогда, меня получается не ждали) не стоит – главное вникать в работу и работать.

Я был несколько ошарашен таким поворотом событий, поскольку моё понимание работы и понимание моего шефа явно отличалось. В голове начали появляться грустные мысли, так как придя из компании, в которой я был руководителем исследовательского направления со всеми вытекающими из моего положения атрибутами, я оказался в ситуации новичка, которому ещё придётся доказывать, что ты имеешь право на своё рабочее место. Тем не менее, взвесив все за и против, я отнёс свою ошарашенность к тому, что я ещё не всё правила игры изучил и что стоит унять свой благородный вопросительный гнев, а посмотреть, что же будет дальше.

Дальше было все очень мило. Мои новые коллеги расспросили, откуда я и чем занимался до этого. Мой послужной список произвел некоторое впечатление. Буквально через один час после моего прихода было проведено общее совещание двух моих руководителей и меня, целью которого было определение задач на ближайшую неделю. Зачем я был нужен в этом совещании и как я мог сразу приступить к выполнению своих обязанностей и, главное, на чём (компьютер, как я понял из этого совещания, если и появится, то только на следующей неделе), я тогда себе не представлял и, потому принял, как мне тогда казалось, соломоново решение — не вмешиваться. Сработал старый стереотип: авось само уляжется и утрясётся как-то.

После обеда, описание которого заслуживает отдельного сюжета, я ожидал, что меня представят и другим коллегам по работе. Всё-таки новый сотрудник компании. Но мои надежды не оправдались. Сообразив, что придётся с каждым сотрудником компании знакомится самому и объяснять кто я, где работаю и чем собственно занимаюсь, я не сильно огорчился, так как слыл в своих кругах весьма общительным человеком.

Одним словом, день пролетел как-то очень незаметно. Если тогда кто-нибудь и испросил бы меня: «Чем ты занимался на работе?», — каюсь, связанного ответа он вряд ли бы получил.
Первые рабочие недели: знакомство с коллективом.

В деталях описывать первую рабочую неделю видимо не стоит. Не так интересно, да много уже не упомнишь. Хочется описать то, что больше всего поразило, потрясло, обрадовало или огорчило.

Начну с самого простого и очевидного: во всём офисе не было ни одной таблички с надписями (или номерами) хотя бы отделов. Кто и где находится знали только те, кто работал в компании уже не один месяц. И даже если тебе раз объяснили, кто и где сидит, не факт, что в следующий раз ты не ошибёшься дверью. Новичкам же трудно сходу вклиниться в мир «корпоративного телефона», по которому обычно передавалась вся ценная информация. Как следствие невключённости в неформальные каналы обмена информацией, в следующий раз можно также легко промахнуться дверью, так как за то время, что тебя не было на этом этаже, отдел мог переехать в другое место, о чём, как уже догадывается читатель, могли вовремя и не проинформировать официальные источники корпоративной информации. Зачем же тратить время на такую мелочь, как своевременная информация? Так же интереснее.

Попутно складывалось такое ощущение, что всё это было сделано специально для того, чтобы все сотрудники компании могли чётко видеть новичков – если кто бродит по коридорам и всех достаёт вопросами: «А как я могу найти вот …. э….этого человека?» — новенький, мимо которого можно или пронестись, не замечая с весьма деловитым видом, или с ореолом местного гуру, за руку провести к нужному человеку.

Как бы там не было, но такая мелочь, как отсутствие даже табличек с названием отделов крайне сильно затрудняет быструю ориентацию на местности. Уходит уйма рабочего времени на простой поиск нужного человека. Этому поиску тогда и не способствовал внутренний телефонный справочник, в котором люди менялись быстрее, чем успевали обновлять их телефоны (кстати сказать, интересный индикатор измерения текучести кадров), хотя, конечно, не так быстро, как успевали перемещать отделы, что уже радовало.

Не менее интересной особенностью первых рабочих недель стало знакомство с другими коллегами по работе. После многократного объяснения того, кто я, где и с кем работаю, как попал в компанию (какая собственно всем разница как я попал в компанию?) и что собственно мне нужно – честно говоря никакой общительности всё-таки не хватает. Откровенно раздражает.

И более того. Даже после знакомства, если тебя встречают в коридоре, с тобой не всегда поздороваются. Могут просто пройти мимо. Такое ощущение, что ты пришёл на время и скоро уйдёшь. Забегая вперёд скажу, что ситуацию общего неприветствия мне достаточно быстро удалось изменить. На это потребовался какой-то месяц, просто ангельское терпение и отсутствие излишней агрессивности.

А теперь о самом интересном — о работе. Несмотря на все описанные выше милые особенности «адаптации» новых сотрудников, которые как-то не сильно вязались с декларациями руководства компании о существовании некой системы управления корпоративной культурой, я, подогретый соответствующими эмоциями на этапе приёма на работу (всё-таки сильный метод мотивации новичков, который условно можно назвать как техника «морковки» — вот если много и хорошо будешь работать, то может быть в конце концов тебе эту морковку и дадут, если, конечно же, она тебе ещё будет нужна), просто вклинился в текущие процессы.

Был такой азарт, что временами было трудно усидеть на месте. Я, как человек некурящий и потому не использовавший легальный и всеми принятый перерыв типа «перекур», а также не обременённый всякими такими собственными рабочими местами и компьютерами, иногда осуществлял незначительные передвижения по коридорам, как правило, к местному кофейному автомату, который варил очень даже приличный кофе и находился до неприличия близко к месту моей дислокации. Как потом оказалось, я был далеко не одинок в своих хождениях по коридорам и что это весьма распространённая практика, которой с огромным удовольствием придавалась большая часть как рядовых сотрудников компании, так и её руководителей.

Смущал же не столько сам факт такого интенсивного движения, сколько видимые невооруженным взглядом мотивы идущих: потратить рабочее время таким весьма незатейливым образом. И в самом деле, почему бы в рабочее время не прошвырнутся по офису с этажа на этаж за кофеем. Так глядишь часик другой и канет в лету. Какое же количество рабочего времени тратилось на перемещение по коридорам, наверное, никто и не подсчитывал.

Особенно сильно последствия такого массового движения по коридорам ощущались тогда, когда необходимо было получить чью-либо визу или согласовать какой-либо документ. Забегая вперёд скажу, что в подобных согласованиях весело можно было провести не один рабочий день, так как их количество просто ужасало.

В таком случае открывался целый сезон охоты за головами. Найти нужного руководителя (или поймать его пробегающего мимо) было поначалу крайне трудно по причине незнания его в лицо. Рабочее время, посвящённое такой вот охоте, пролетало быстро, весело и незаметно. А подписанный один документ в течение одной недели выглядел просто подвигом. Правда, если в случае получения уже последней визы на каком-либо документе вдруг обнаруживалась мелкая опечатка, сезон охоты открывался снова.

Особенно опытным и выдающимся сотрудникам удавалось достичь такого уровня владения искусством получения виз и согласовывания документов, которым трудно было не восхищаться. Приведу одну из технологий мастеров: ловля в коридоре нужного тебе начальника и получение визы на ходу, чем частично и можно было объяснить описанное выше движение сотрудников по коридору, поскольку для оперативности крайне важно не пропустить нужного тебе начальника в процессе его перемещения по этажам.

Как же тут не вспомнить миф о Сизифе? Неужели цель работы заключается в подготовке и подписании документов? Создавалась грустная иллюзия того, на что же тратиться рабочее время: явно не на работу. По-крайней мере в том понимании этого слова, к которому, наверно, привыкла часть читающей аудитории.

Мой личный опыт предыдущих работ свидетельствовал, что самое ценное, что есть на работе – это время. Иногда часы решали всё. Придя с таким понимаем рабочего времени я сразу выпал из общего контекста и определения ситуации. Меня сильно раздражало то обстоятельство, что на совершение примитивного движения требовалось столько времени, которое у меня раньше уходило на завершение значительно большего объёма работ. А тут связан по рукам и ногам системой, в которой ты вынужден работать не благодаря ей, а вопреки.

Открытое выражение и возмущение таким положением дел было моей самой первой большой глупостью: винтик систему менять не может. Не дорос до статуса хотя бы механизма. Вот просто интересно: кому-то приятно осознавать себя винтиком в системе? А что будет с тем винтиком, который не хочет мириться с таким отношением к себе и норовит стать субъектом действия, а не инструментом выполнения приказов или зарабатывания денег? Вы совершенно правы: его просто заменяют более спокойным и исполнительным винтиком. Не даром же в Киеве, среди менеджеров среднего звена, появилась пословица, точно схватывающая суть отношения к персоналу в таких организациях: кузница кадров. Перековали одну партию и идём дальше?

Масло в огонь подлила и такая, ставшая потом просто комической, мелочь, как отсутствие рабочего места и компьютера. Как оказалось к концу первой рабочей недели, полноценное рабочее место может появиться у меня в достаточно отдалённой и пока непонятной перспективе. А пока мне придётся довольствоваться компьютером моего руководителя. Т.е. был расписан график работы на компьютере, в котором мне были отведены определённые часы (ну и то время, пока шеф отсутствовал на рабочем месте). Что можно сделать за пару часов вопрос конечно интересный. Как оказалось, не много. Или, если быть совсем откровенным, катастрофически мало.

Предложенный мною выход из такой ситуации типа «брать работу на дом» был с пониманием выслушан моим шефом и был очень тактично отклонён. Причём несогласие с таким моим решением было выражено так, что у меня осталось ощущение преступной халатности: дескать я пытаюсь отлынивать от работы. Это же не работа, если её можно делать дома. Работа это только то, что происходит на работе с 9.00 и до момента нахождения шефа на рабочем месте, которая при этом сопровождается не чтением литературы (пусть даже по специальности), а сосредоточенным выражением лица и бурной активностью (пусть даже и малорезультативной).
Видя всю тщетность моих усилий по получению рабочих инструментов, я опять-таки сделал шаг назад и смирился, засев за чтение различных документов и полезных текстов, чем невольно начал немного действовать на нервы моему шефу.

Вторую часть материала можно прочесть здесь. 

Третью часть материала можно прочесть здесь. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *